08:06 

Многа букаф. Диалоги.

Ночь Нежна
Take care.
- Я не прошу прощения, это значило бы, что я извиняюсь за самого себя. Я тебя об одном прошу - не держи зла.
- Я не держу.
- Нет, правда, Юльк. Не держи зла. Мы все совершаем ошибки. Я знаю, я много неправильного сделал, просто постарайся не вспоминать плохого.
- Я не вспоминаю, у меня все записано. Все дружно смеются над шуткой.
- Ну, иначе ты бы не была Максимовой! Мы с твоим отцом часто ругались, и не понимали друг друга, но если что случалось - я всегда знал, что могу на него положиться. Ты обращайся, если что, я всегда помогу.
- Спасибо.
- Звони хоть иногда, мы же родственники.
- Хорошо.
- Нет, правда, не воспринимай это как пьяный бред. У меня кроме отца и матери никого теперь, вот только ты.
- Спасибо, дядь Вась.
- Ты не держи зла, нужна будет помощь - там помочь, звони.
- Да нет, спасибо, я сама.
- Ты не отказывайся от помощи. Если тебе надо мебель привезти обратно, я привезу. Или что отремонтировать в квартире - ты позвони, я приеду.
- Спасибо, я сама справлюсь.
- Да что ты заладила - сама, сама!..
- Потому что я привыкла полагаться только на себя. И на мать.
- Да мать у тебя такая, дай Бог каждому...
Я не выдерживаю, и срываюсь.
- Вот именно, дай Бог каждому!
- Нет, она за тебя любому глотку перегрызет. Она своего не упустит.
- Ты ее не знаешь!
- Я тебе говорил, она тогда за твоей спиной все провернуть хотела...
- Ты говоришь бред. Без моего согласия никто ничего бы не сделал. Это тебе любой юрист скажет. И то, что ты говорил, что мы подали документы без твоего ведома - это полный бред, я тебе могу даты и первого и второго суда показать.
- Зачем мне твои даты - со своей памятью сверять?
- Ну если память такая плохая, я напомню - ты говорил, что мы уже в июле все "провернули" . А я в первый суд только в сентябре документы подала.
- Знаешь, я тебе тогда врал, что я документы в администрации видел.
- Я знаю. Потому что, во-первых, никакого суда на тот момент и не было, а во вторых, администрация к судам никакого отношения вообще не имеет.
Я вот, кстати, до сих пор гадаю, зачем он тогда это придумал? Просто перешел в контратаку, когда я начала выяснять, зачем он вывез вещи с квартиры отца? Логично, если я потом оказалась виноватой, когда сказала об этом бабушке.
Кто-то: Кто старое поменяет тому глаз вон...Вы же родные дядя с племянницей!
- Вот именно, Юльк. Я может сентиментальный стал с годами...и на многие вещи смотрю по-другому. У меня вот вишня под окнами росла. Такая огромная, у меня все окно с балконом в цветах весной было! Так эти мудаки,по благосутройству, мать их! Ремонтировали дорогу, и срубили! Благоустроили!!
Меня это трогает и я искренне сочувствую.
- Жаль....Красиво, наверное было?
- Не то слово....Жаль, ты не видела.
- Наверное.
- Юль, я хотел попросить у тебя. Ты можешь мне отдать ключи, ну если я в том районе вдруг буду, чтобы было переночевать где, я часто на том берегу остаюсь. Видишь, я теперь у тебя спрашиваю.
Еще бы. Квартира под арестом. Я истец по делу. Но меня вводит в ступор эта просьба. Зачем ему ключи, если он живет в трех кварталах от квартиры? Пусть и на другом берегу?
- Ты прости меня дядя Вася, но ключи я тебе не дам.
- А ты знаешь, я даже и не обижаюсь. Это твоя квартира, ты с ней можешь все что хочешь делать.
Кто бы сомневался.
- Да, кстати, я там замок нижний сменила.
- Я знаю.
Ах вот оно что...Уже пытался сунуться.
Он куда-то уходит. Я остаюсь с Юрой и с молчаливым Владом, который молча пьет водку и периодически улыбается. Юре сороковник, 150 кг и два метра роста. У него своеобразная манера говорить. Он много шутит, вперемешку со стихами, с песнями, но когда увлекается разговором - его речь почти невозможно разобрать: сплошная скороговорка.
Мне звонит Оля. Мы договаривались встретится, но я осталась здесь. Она спрашивает надо ли меня забрать. Наверное, об этом можно было только мечтать. Мы договариваемся, что она подъедет. Юра слушает.
Я поясняю:
- За мной подруга приедет.
- Красивая девушка, машины, кавалеры-кабалеро-сабреро...-дальше из его речи я понимаю тольк оотрывки....- но это же не значит...так себя вести...нос кверху, - он показывает как ходят с высокомерно задранным носом.
Я, думая, что он говорит об Оле, возражаю:
- Она нормальная девушка.
- Я про тебя говорю! Такая красивая думаешь, ты не зазнавайся, и не таких видели.
- Я не зазнаюсь. Я такая, какая есть.
- Какая есть, лет не счесть...а ведешь себя...как королева, хвостом направо, налево. Красивая девка, но зря ты так... - снова неразборчивый поток слов.
- Я не понимаю.
- Он же тебе дядя, что тебе стоило уступить, ему был обы приятно!
Я делаю глупость. Я начинаю объяснять, почему не могу отдать ключи. Арест, соседи, свидетели... Делаю это долго и безрезультатно. Пока не понимаю, что из меня вытягивают эти подробности.
- Так нельзя, он же тебе дядя...родные люди...понимание...забота...
Дальше я делаю еще большую глупость - я начинаю оправдываться. Объяснять, что, собственно из-за дяди эта квартира чуть не досталась государству, что он орал когда-то, что я отцу не дочь, перед соседями, перед жеком, который захватил тогда самовольно квартиру, только потому, что жековцы сказали, что их заселила "Юля". Захлебываясь, хочу рассказать, как он угрожал моей матери, как рассорил меня с бабушкой и дедом, как вывез все вещи и документы отца, никому не сказав.... Потом затыкаюсь.
- Я не делаю этого, просто потому, что не хочу. Вот и все. Я считаю, что так будет лучше. Для всех.
Любимая фраза дяди Васи. Он говорил мне ее каждый раз, когда делал какое-нибудь очередное гавно.
Я смотрю на Юру, он отводит глаза.

Потом мы сердечно прощаемся. Обнимаемся, обещаем друг другу обязательно позвонить. Меня забирает Оля, отвозит домой.

А дома - как только я поняла, что все напряжение дня уходит, что я дома, меня вытошнило. Впервые от перенапряжения. А потом еще долго-долго тряслись руки.

Да, Постскриптум. Юра живет у дяди Васи. Его выгнала жена, потому что он уходил в недельные запои. А жить в однокомнатной дядиной квартире не очень вольготно.

@темы: Усталость, годовщина смерти отца

URL
   

Шарики Рубика

главная